«Трансформеры 4: Эпоха истребления»

Постер

Режиссер: Майкл Бэй

Год: 2014

В ролях: Марк Уолберг, Джек Рейнор, Никола Пельтц, Стэнли Туччи и др.

О фильме: Человечество постепенно восстанавливается после разрушительных событий, произошедших в третьей части франшизы. Автоботы и десептиконы навсегда покинули нашу планету. Однако группа влиятельных бизнесменов и гениальных ученых пытаются извлечь урок из прошлого вторжения Трансформеров и научиться контролировать технологии, пока неподвластные людям.

В кадре: одна из новых угроз автоботов и планеты Земля — Локдаун

Мнение: Есть фильмы-франшизы, которые размножают только за тем, чтобы заработать. Вот например тот же «Форсаж». Вроде одни и те же герои и сюжет как-то вяло, но перетекает в сюжет новой картины. Однако подача одной темы от разных режиссеров оставляет свой след. Нет в общей картинке душевности что ли, и…любви. И практически обратная ситуация случается уже третий раз с «Трансформерами», т.к. Бэй не просто снимает и переживает за все происходящее. Взорвать Манхэттен может каждый, при условии достаточного бюджета. Но кто это может сделать с любовью и детской игривостью, если не Бэй? Несколько лет назад, в моду вошел такой термин, как кидалтство. Эдакая детскость, которая никак не покинет взрослых мужчин, и выражается во всяких играх на приставках и прочих детских развлечениях. Можно было бы сказать просто, что в каждом из нас живет ребенок, но кидалтство больше тяготеет к психическому диагнозу. Ну а «Трансформеры 4: Эпоха истребления», в случае с Бэем – грандиозный памятник этой детскости, в виде Эвереста. Бэй же его на самом деле не покорил, а создал.

В кадре: Оптимус Прайм. В сцене так же задействованы так называемые праотцы всех трансформеров

Получилось же при этом все как-то ожидаемо, и ожидаемо превосходно. Режиссер как всегда выкладывался по-максимуму, сохранив при этом свои родные штрихи. Тот же самый до элементарности скучный юмор, чуть-чуть подросший все-таки, по сравнению с предыдущими частями, однако не до конца. Но уже поневоле начинаешь задумываться о том, что «наш мальчик» стал взрослеть. Фантазийности же у товарища нисколько не убавилось, и вот тут он сделал, пожалуй, самый ощутимый промах. Отчасти всем было понятно, что смотреть нужно на что-то новое. Понимал это и режиссер, дав при этом абсолютный космос, который достаточно плохо вписывается уже в установленные рамки. Выглядит же все круто, особенно с нынешними спецэффектами, но вот не совсем это гладко принимается. Новые злодеи у Бэя получились через чур новыми, и, кажется, что в этой части он просто шагнул далеко вперед. Вся эта молекулярная трансформация хорошо бы уместилась в какой-нибудь десятой, или одиннадцатой части. Пока же мы к этому были явно не готовы.

В кадре: тот же Локдаун, что и в кадре выше, но сейчас уже во всеоружии

Но не только роботами и машинами по-настоящему новы четвертые «Трансформеры». Совершенно неожиданным, причем в самом хорошем смысле, оказалось участие в фильме Марка Уолберга. То, что сам сюжет уже морально устал от студенческого рас…разгильдяйства героя Шайи ЛаБафа (героя предыдущих трех частей) – было понятно. Однако дело не столько в сюжете, сколько интересен сам Уолберг. Становится абсолютно понятно, что актер с легкостью справляется не только с ролью крутых парней, но и вполне себе тянет и роль отца. Пусть это даже и отец по режиссеру Бэю. Т.е. Уолберг, не смотря на всю серьезность отношений «отцов и детей» сам выглядит как американский Андрей Саныч Бахметьев из «Пока все дома». Что-то изобретает, и любит все это. Вот только нам как-то смешон.

Непонятным же оказалось, к чему выставили неоправданно суровый рейтинг «12+»? По-серьезному так, в фильме полячкаются в десны лишь однажды, и то под занавес. Учитывая же хронометраж фильма, можно надеяться на то, что наши дети вырастут к финальным титрам. Ну а жестокость если и есть, то опять же какая-то детская. Несколько раз за фильм режиссер таки подал признаки жизни совсем серьезных намерений, слегка поиграв с настоящей смертью, но, быстренько бросил это дело, занявшись привычными манипуляциями. Местами же вся ненависть и отвага очень напыщенная и наигранная. Однако именно в Бэевских «Трансформерах» она к месту, как ни пришлась бы больше нигде. Так что здесь отдельное спасибо за диалог:

— А ты куда?
— Сеять ненависть!

Что, скажете не круто? Тем же, кто уже заранее недоволен тем, что Бэй никак не остановится с «Трансформерами», стоит уяснить, что в четвертой части своей эпопеи он всеми способами показывает, что у него не просто еще есть порох в пороховницах. Он сам делает весь этот порох, ну а вся лавочка если и закроется, то только потому, что мальчику надоедят его сверхтехнологичные игрушки.

В кадре (со съемочной площадки): тот самый «маленький мальчик», режиссер фильма Майкл Бэй

Если же слегка абстрагироваться от фильма, причем сюжет вполне позволяет это делать, то наконец-то понимаешь вообще сущность всех спецэффектов. Именно Бэй сейчас разложил все по полочкам, дав понять, что снимает кино не для домашних компьютеров и планшетов. Сегодня перед нами развернули огромную такую вселенную, причем войти в нее можно только купив билет в кино. Есть, конечно, и такие как Кэмерон, которые своими «Аватарами» успевают сыграть на два поля, дав и картинку и глубокий смысл. Но что до Бэя, то, кажется, ему было бы даже скучно делать что-то серьезное, да с такими спецэффектами. Ведь снял же он когда-то «Перл Харбор», и ни без драматургии. И Оскара тогда же получил за эти самые спецэффекты. Вот только вдоволь наиграться ему тогда никто не дал, и он сейчас наверстывает упущенное. Жаль только, что выплеснуться наружу у него плохо удается даже сейчас. И дело не в какой-то сложности, а в рамках хронометража. Глядя на его «Эпоху истребления» есть некоторые сцены, которые реально просто не успели развернуть. И нам остается только представлять, какая же это могла бы быть вкусная конфета.

Вообще, кажется, что о новых «Трансформерах» можно говорить вечно. Причем говорить можно в контексте следующей части, о которой режиссер без всяких там намеков сказал абсолютно прямо. Ну а какие могут быть намеки, если это уже родной нам Бэй? Пусть ни без простоты, но смотрите мы на это уже с неким снисхождением и все-то ему прощаем. Простим, видимо и в следующий раз.

Оставить комментарий

|