«Красные шаровары?»

В кадре из к.ф. «Офицеры»: Алексей Трофимов, в исполнении Георгия Юматова и Люба Трофимова, в исполнении Алины Покровской

— А пацаки и чатлане это национальность?

— Нет.

— Биологический фактор?

— Нет.

— Каста?

— Нет.

— Лица с других планет?

— Нет.

— А чем они друг от друга отличаются?

— Ты что, дальтоник, Скрипач? Зелёный цвет от оранжевого отличить не можешь? Турист…

 

На первый взгляд – цитата притянута за уши, да и разговор весь выеденного яйца не стоит. Однако если касаться этого вопроса в техническом плане, то все едва ли проще технологии «3D», которой разбавляют сейчас практически все картины. Говорил же еще о поднимаемой сегодня теме,  в свое время, Александр Цекало. Мол, что процедура окраски старого советского кино неимоверно дорогая, да и сложная. Понятно, что все это было преподнесено из продюсерских уст, но вот даже тогда так никто и не потрудился объяснить, а зачем все это? А между тем, данная процедура с каждым годом набирает обороты, стирая из нашей памяти экземпляры двухцветной гаммы. Например, 8 марта можно было узнать, какого цвета плащ у преподавателя Левченко в «Весне на заречной улице». При этом основная эмоциональность фильма вообще не сдвинулась, ни в какую сторону. Из радиоприемника на ее столе по-прежнему звучит концерт Рахманинова, ну а что курит Савченко, если это кому-то интересно, поймет любой курильщик. Вот только кому нужно это понимание?

Стоит так же отметить, что подобные эксперименты свойственны только Российскому кинематографу. Что-то никто так и не стал конвертировать в цвет фильмы с Чарли Чаплиным. И что-то так никому и не понадобилось «разукрашивать» паровоз в короткометражке братьев Люмьер. Вместо этого, нам довелось повидать «Артиста», режиссера Хазанавичуса, который не просто делает реверанс в сторону нецветного кино. Его картина являет собой памятник немому кино. И, лишь в подтверждение гениальности, а не как изучение невозможного нужно считать «Оскары», который завоевал этот фильм. Что же касается «разукрашивания» отечественных продуктов, то это скорее признание того, что нет сейчас достойного кино. Вот только новую аудиторию цветом не привлечь. И так и получается, что подобный фокус сродни технологии «3D» или «IMAX». Допустимо, возможно, но – необязательно. Драма и интрига все-таки живет в сюжете, а не в спецэффектах. И как по большому счету не впечатлил старый Кэмероновский «Титаник» переложенный в «3D», так и не удостоится еще большим вниманием красота Светланы Дружининой в «Девчатах», по сравнению с той, «не цветной» Анфиской.

В кадре из к.ф. «Девчата»: Тося Кислицына, в исполнении Надежды Румянцевой

Все было бы понятно, если бы не было негатива в сторону современного кинематографа. На деле же получается, что и новое поддерживать не хотят «большими деньгами» и занимаются, в принципе, не понятно чем. А то, что деньги не отходят на новые проекты отчасти говорит еще и о том, что кто-то наверху не считает нужным делать этого. Значит ли это, что ситуация с российским кинематографом так катастрофична?

И что тогда прикажете делать с пристрастием некоторых людей к не цветной фотографии? Конечно, фильм смотрят не для конкретной иллюстрации ситуации, и иногда достаточно услышать, нежели ждать когда покажут. Нам всем известно, какого цвета были шаровары красноармейца Трофимова (к.ф. «Офицеры»), и мы все ели халву, которую искал в фильме Максим Перепелица. Что уж говорить о цвете его военной формы? Безусловно, есть люди, которые будут рады тому, что картины их молодости «освежили» и им дали новую жизнь. Вот только запоминаются они по-прежнему сюжетом и актерами. И войдут  в сердца новых зрителей не цветом, ибо совершенно точно нельзя утверждать, что не цветная картина была бы отвергнута ими.

Оставить комментарий

|