«Милый друг»

Режиссеры: Деклан Доннеллан и Ник Ормерод

Год: 2011

В ролях: Роберт Паттинсон, Кристина Риччи, Ума Турман, Кристин Скотт Томас, Холли Грэйнджер, Наталья Тена, Колм Мини, Филип Гленистер, Джеймс Лэнс, Рип Торренс

О фильме: Жоржа Дюруа влекут деньги, секс и власть. Обольстительная внешность и железные нервы карточного игрока, обворожительные манеры и когти хищника – и Париж, город порока и страсти, лежит у его ног…

Мнение:

Я буду жить

Пока на дно не канет ханжество святое,

Пока мы думаем одно,

А говорим совсем другое

(Михаил Боярский – Финал (Тартюф)

Не смотря на то, что экранизации сейчас стали более коммерческим продуктом, нежели направленным на поддержание культурного наследия (возьмите хоть комиксовых «Мстителей», хоть Бёртоновскую «Алису в стране чудес»), голливудский конвейер нет-нет, да и выдаст очередное видение классики. А ведь кино сейчас обладает большим потенциалом для увлечения за собой зрителя, чем театр. Не смотря на то, что и в театре, и в кино упор, в первую очередь, должен делаться на игру актеров. Однако есть такие произведения, которые требуют от актера больше, чем просто максимальная выкладка. Вот «Милый друг» Ги де Мопассана кроме пищи для ума представляет собой еще и сгусток эротизма. И, понятно, что произведение вышло из-под пера мастера не ради обличения красоты плотских утех. Но именно здесь, как из песни, слов не выкинешь. Подобную пикантную начинку сложно дать в театре, в условиях так называемого «real time», но можно в безупречном виде подать в кино. Только индивидуальность экспозиции нисколько не умаляет требований к актерам.

В кадре: Моппасановский Дюруа от режиссеров Доннеллана и Ормерода. Роль исполняет Роберт Паттинсон

Но одно дело – собрать на площадке актрис, которые согласятся добавить обнаженку в свою фильмографию, и совсем другое – показать всю страсть, влечение и желания во вздохах и взглядах, а не в вырезах платьев. Фокус прост. Читая произведение, в работу всегда включается наше воображение. И даже один и тот же цвет у каждого читателя будет ярок по-своему. Так что созерцание полуобнаженной Кристины Риччи и волнительное дыхание Умы Турман – лишь катализатор. Все остальное Вы придумаете сами. Благо на остальное распыляться особенно не приходится. Режиссерами невероятно точно подмечена атмосфера. Снаружи – дорогими платьями, а внутри – какой-то правильно-поставленной сдержанностью героинь. Поведение, которое как камни на вымощенных улицах того времени. Видишь их, и вот уже как будто чувствуешь, а дальше веришь во все остальное. Отчасти может создаться впечатление, что нужно было лишь правильно расставить декорации. Что игра актеров второстепенна. Однако это было бы так, если бы исполнитель главной роли не испортил общего настроения.

Паттинсон в очередной раз не берет высоту, выставленную (в этот раз) Ги де Мопассаном. А ведь произведение несет определенную идею сугубо через главного героя. Сложности в нем — никакой, ибо все происходящее поддается анализу само собой. Все просто, начиная от того, что за развитием сюжета можно проследить по саундтрекам, которые всеми своим «ля» и грамотно расположенными терциями делают либо акцент на определенной сцене, либо ускоряют все происходящее, как бы уводя зрителя за собой дальше, отвлекая от сцен, которые можно и пропустить. В сущности, сюжет только оцентрирован на главном персонаже, тогда как реально все за него делают окружающие. Паттинсону, как актеру, достаточно было лишь зацепиться за соответствующий образ и прожить жизнь Дюруа. Но видимо это не так просто, когда герой живет и после смерти. Вероятно, есть что-то такое в этом персонаже, что неподвластно молодой актерской школе. В результате чего Паттинсон на раз выбивается из общей гаммы, а на счет два заставляет обратиться к произведению, за описанием внешности главного героя… (многоточие специально, правда)

В кадре: женщины Франции, за которыми, по словам Моппасана, истинная власть. Роли закреплены за Кристин Скотт Томас, Умой Турман и Кристиной Риччи

Гоголевский «Ревизор», Мольеровский «Тартюф». Теперь, благодаря режиссерам, Доннеллану и Ормероду, есть еще и Дюруа. А может быть и нет. Данная экранизация не открывает перед зрителем ничего нового. Выиграл вообще, наверное, только Мопассан, ибо наше внимание обратили на литературу, которая совсем не на слуху. Причем обратили внимание такой постановкой, после которой все-таки хочется открыть оригинальное произведение. Можно ли считать тогда, что данная экранизация провал? Вот что действительно оставили без ответа, так почему главную роль отдали Паттинсону? Если целью проекта было привлечение к классике более молодой аудитории, то – похвально. Но кто-нибудь подумал, что Паттинсона могут любить только как Паттинсона и добрую часть героинь «Милого друга» в первую очередь посчитают обычными старухами? И какое место в таком восприятии вообще отводится классике?

Оставить комментарий

|