«Бладрейн»

Режиссер: Уве Болл

Год: 2005

В ролях: Кристанна Локен, Майкл Мэдсен, Мэттью Дэвис, Мишель Родригез, Уилл Сандерсон, Джеральдина Чаплин, Удо Кир, Мит Лоаф, Майкл Паре, Билли Зейн

О фильме: Рейн — дампир — существо, порожденное человеком и вампиром. Существо, обладающее невероятной силой и душой человека. Став свидетельницей убийства своей матери родным отцом-предводителем вампиров, она поклялась истреблять кровожадных упырей. Она жаждет возмездия. Рейн мстит кровопийцам, и успокоится, лишь, когда дойдет до своей главной цели — Кагана. Волею случая, однажды главная героиня присоединяется к целой организации охотников за мерзкими тварями. Идя по миру со своими соратниками в нелегкой борьбе, Рейн так же узнает тайну старинного предания, согласно которому предок дампира — могущественный вампир Белиар оставил после себя три талисмана. Собранные вместе, они дают обладателю невиданное могущество и силу. Во власти хозяина талисманов ввергнуть мир во Тьму.

Мнение: Самое отвратительное, что может быть, в плане искусства — это развенчивание мифов и авторское представление той действительности, которую зритель уже успел навоображать. Касается это всех комиксов и экранизаций оных. В эту же кассу попадают и экранизации компьютерных игр. И то ли дело в сумасшедшей популярности, что хочется донести до публики потенциальный шедевр посредством кино, то ли в прогнозе окупаемости и легком заработке. Так или иначе, с некоторым постоянством, на нас таки сваливается что-то экстраординарное. На этот раз — работа  Уве Болла, которому стоит поаплодировать, но только в плане смелости, ибо такие сюжеты, как история «Бладрейн» имеют свойство дарить каждому зрителю свои переживания. Это уже не просто вампирская сага и не вечный разговор о противостоянии добра и зла.

В кадре: дампир Рейн, в исполнении Кристаны Локен

Тут даже история самой Рейн побочна, ибо тот, кто играл и знаком с этим персонажем знает, насколько фантастичен окружающий его мир. Постановка же кино, изначально, плоха тем, что даже при максимальном видении всей сущности персонажа, невозможно достичь идеала. Это, как с размером груди Лары Крофт (всемирноизвестный компьютерный персонаж женщины-археолога), который то рос, в зависимости от запросов публики, то уменьшался, с появлением новых трендов. Может быть, проблема в самом персонаже и сложности его отображения, а может быть в простом совпадении ряда вещей. Ведь Лару, расхитительницу гробниц, играла Анджелина Джоли (находящаяся в то время на пике популярности), а Рейн играет Кристанна Локен. Об актерском мастерстве речь можно не поднимать, ибо львиную долю эмоций перетягивает на себя сам персонаж и его аура. Однако для сравнения стоит сказать, что в фильмографии Джоли был целый период нахождения на пике популярности, когда как пиком актрисы Локен можно называть фильм «Терминатор 3: Восстание машин» (причем спорен еще сам момент возникновения этой популярности).

В кадре: великий Каган - отец, убивающий (в кадре) мать Рейн. Роль Кагана исполняет Бен Кингсли

Основная же проблема фильма в изрядном переигрывании и напыщенности некоторых персонажей, т.к. разных доводилось видеть вампиров на экране до «Бладрейн» (к примеру «Блэйд», Стивена Норингтона и «От заката до рассвета» Роберта Родригеса), но таких, которых в буквальном смысле «прет» от своей сущности — впервые. И ведь вот разное кичение бывает, благо зритель изначально не против колоритных персонажей, но целая картинка в данном случае отсутствует. Есть как бы средневековый мир, с историей о некой девушке-дампире, и есть весь этот мир вампиров, который не обладает своей аурой, хотя вроде как должен. Да кровь, и местами даже разврат, но режиссер Болл, на протяжении всего фильма, находится как бы на грани желаемого и того что можно показать. Вот кажется, сними он всю гнусность возможного, грязь и настоящий ужас — и был бы успех. Реально же, над Боллом подвесили какой-то меч беспощадной цензуры, из под которого он хочет выйти, но не может из-за возможных масштабных потерь. Да уж, рейтинг «R», который при желании мог бы быть у этого фильма — опасная вещь и если уж на то пошло — излишне творческая. Ну, кто может похвастаться смелостью своих фантазий, когда «Бладрейн» по сути — просто история, а не философское рассуждение про бытие (тут уж не важно, вампирское или человеческое). Вот и имеем в результате Бена Кингсли, нагоняющего ужас, сродни тому, что нагонял на Вас в детстве волчок (тот, что мог прийти, когда Вы не спите и укусить за бочок) и Билли Зейна (эпизодическая роль), чье выражение лица всегда передает одну и ту же характеристику происходящему вокруг… мол, «что за х…ня?» Хотя, по части интеллектуальной насыщенности, лицо не искажено интеллектом ни у одного из героев.

В кадре: оргия в обители Леонида. Роль Леонида за Митом Лоафом (в центре)

Обычно, все вышеописанное существенно сказывается на сюжетной составляющей и на живописности всего происходящего. Однако в картине Болла надо сильно постараться, прежде чем найти момент, который можно испортить. И пусть Рейн так же боится воды и так же жаждет вампирской крови, но нет в фильме других «так же». Она не «так же» в акробатических трюках и совсем не «так же» в жажде крови. Хотя «так же», как и обычная женщина во всем остальном. Понятно, что все это мишура, которая в первом случае лишь подстегивает (компьютерная игра), а в другом может выступить лишь в качестве разнообразия и, безусловно, Болл хотел сделать свою конфету. Проблема только в том, что кондитер из режиссера совсем никудышный и барбарис так и останется барбарисом, независимо от фантика. Люди по всему миру любят дампира Рейн за некую индивидуальность, и именно индивидуальностью пренебрег режиссер, выдав бестолковую резню, несоответствие всех сюжетных реалий, и какую-то обычную страсть в любовных утехах. Получилось еще похожим на одновременный поиск истинного образа Рейн, который почему-то шел на протяжении съемок, а не предпродакшена. Подобный подход мог бы быть простителен, в случае строгого плана отойти от общих стереотипов и явить Рейн широкой массе, вместо удовлетворения любителей кровавого геймплея. Однако для кого тогда в фильме существует «Бримстоун», о котором в фильме на слова ни пол слова? И который, по своей сути, как фраза Семена Фарады в фильме «Формула любви» (реж. Марк Захаров) — «Зачем нам кузнец, нам кузнец не нужен». Понятна только посвященным.

В кадре: воины Бримстоуна - Катарина, в исполнении Мишель Родригез (слева), Владимир, в исполнении Майкла Мэдсена (в центре) и Себастиан, в исполнении Мэтью Дэвиса (справа)

На данный момент вампирская тема уже прочно вошла в мир кинематографа. Порой мы даже не задумываемся над реальностью, а просто принимаем выдаваемый сюрреализм за действительное. В таком контексте работа Болла — ни что иное как шаг, на пути к чему-то идеальному. Совместив же некий общий тренд с реально существующим персонажем, режиссер подарил миру надежду на что-то крутое и талантливое. И благодаря Боллу мы смогли увидеть Рейн в новой ипостаси. Дампир теперь неподвластна нам и живет своей жизнью, однако не надо забывать, что многие супергерои (да и прочие представители фантастического мира) переживали удачные и неудачные постановки. «Бладрейн» от Болла подарила зрителям скорее стыд за все происходящее, сродни которому могут быть только красные трусы Супермена поверх синих легинсов. Ну не такая наша фантазия и не о том мы мечтали (хотя местами было подарено и то, чего нет в игре). На лицо — общая проблема любой экранизации и как следствие — эффект ароматизатора вкуса. Того, что идентичен натуральному… А шаг, в нелегкой вампирской тематике, похож на детский и неуверенный, либо на размашистый, но назад. Тут уж сами выбирайте, что хотите…

P.s.: «Шпилек» по так называемой клюкве можно вставить еще достаточно и подобные кинематографические работы играют совсем не на руку режиссерской репутации. Для истинных же ценителей стоит сказать еще, что предводитель всех вампиров, Каган, у Болла сделан не без оглядки на «Дракулу» Фрэнсиса Форда Копполы, а вот апартаменты замка из фильма 1992 года успешно переехали в дом некоего Леонида, роль которого исполняет Мит Лоаф. Теперь,  как говорится, приятного просмотра)

Оставить комментарий

|