«44 дюйма»

Режиссеры: Иэн МакШейн, Малькольм Венвилль

Год: 2009

В ролях:  Рей Уинстон, Иэн МакШейн, Джон Херт, Том Уилкинсон, Стивен Диллейн, Джоанн Уолли, Мельвиль Пупо, Стивен Беркофф, Дэвид Леджено

О фильме: Пока потрясенный изменой своей жены, Колин впадает в отчаяние и не знает, как прожить остаток без сомнения долгой жизни, его друзья, разделяющие его горе, похищают любовника его жены, чтобы Колин мог отмстить за свою мужскую честь. Однако непростая фабула о семейной жизни разбавляется не только способами возвращения своего имени, но и душевными терзаниями главного героя, который решается вступить в контакт с «виновником торжества».

Мнение: Любите ли Вы АНГЛИЙСКИЙ театр с таким же трепетом, с каким отношусь к нему я? На первый взгляд, такая завязка вопроса может показаться странной, однако копнув чуть глубже все встает по своим местам. «44 дюйма» (или «44-дюймовый ящик», как значится в оригинальном названии) это свой взгляд на известную ситуацию, вот только эксклюзивность здесь приобретается не за счет индивидуальности персонажей и переживания всего происходящего, а ввиду вот этой внутренней англиканственности. И пусть говорят, что театр по телевизору — не театр совсем, мы даже согласимся. Но и не каждый день перед глазами такой вот анти-интернешнл, да и не каждый смотрит кино ради игры актеров. Этот же фильм — как переворот общих стандартов. Два режиссера одной картины, в сущности, не дают нам ничего больше кроме этой игры и кроме прочих дум, на которые может натолкнуть данный сюжет. И даже с таким простым набором составляющих, есть с чем разбираться. Может дело как раз в подходе, а может в некоторой особенности режиссуры, но удовольствие можно будет получить, только прогнав все через себя, а уж будете ли вы это делать со всеми условностями или все поведете по своему сценарию — решать только Вам.

В кадре: По центру - главный герой фильма, Колин, в исполнении Рея Уинстона. На заднем плане - друзья Колина в исполнении (слева направо): Иэна МакШейна, Тома Уилкинсона, Джона Херта и Стивена Диллейна

В центре сюжета — не герой и его друзья, а сам факт измены одному из героев. И вот эта измена уже не как условие. Она как маленькое насекомое, которое сначала посадили внутрь жертвы, и которое питается всеми внутренностями, становясь все крупнее и омерзительнее. Подобная аллегория на самом деле всего лишь авторская вольность и ничего визуально-катастрофического в фильме нет, но вот это сравнение с чем-то мерзким и противным, которое подарили зрителю режиссеры, задает нравственность всей картине. По мере того хронометража, который стремится выдать финальный аккорд, в жизни главного героя происходят удивительные метаморфозы, которые сначала находят отражение в действиях, порожденных всего лишь его мыслями (и как результат уже разбитые вещи, истерика, сломанная жизнь, сломленная жена), а затем в мыслях, которые порождены результатом вышеописанных действий. Минусом в такой постановке можно считать разве что непредсказуемость всего происходящего, но только в среднестатистическом экшене неизвестность и интрига радуют, а в вот в подобных фильмах скорее утомляют. Однако это можно списать как на последствия разговора, в случае если бы с подобным вопросом уже к Вам пришли изливать душу.

Однако говорить о кино надо как о кино, имея в виду все авторские составляющие, к которым в первую очередь надо отнести друзей главного героя. Верная четверка с одной стороны — надежная опора главному герою, а с другой — весь тот знакомый букет темпераментов из сангвиника (Диллейн), холерика (Херт) меланхолика (МакШейн) и флегматика (Уилкинсон). Можно долго и упорно рассуждать о том, существуют ли они в самом деле, или это все такой же плод фантазии, но важнее как раз то, что они дают в результате. В сущности это четыре разных взгляда на ситуацию, причем под прямым углом, не касаясь всего прочего. Фильм напрочь лишен замысловатых путаниц в виде отношений с детьми, нравоучениями знакомых и соседей. «44 дюйма» — фильм по факту, который скорее как уравнение или даже аксиома. Семейная жизнь выложена перед зрителем как две параллельные прямые, однако в итоге оказывается, что параллельность этих прямых не всегда на пользу браку. В контексте же измены будет разговор и о любви, и о других «прелестях» жизни, а вот упомянутая в начале разговора театролизованность разбавлена еще и английским юмором (хотя он — как скотч, чистый, прекрасный, но — на любителя).

В кадре: жена Колина, в исполнении Джоанн Уолли

Но, несомненно, самое интересное, с эстетической точки зрения наступает в конце фильма. Останавливаясь на размеренном шаге и оглядываясь назад, в целом «44 дюйма» рассматриваются как идеальный художественный проект. И вот здесь концовка не просто идеальна. Она, не смотря на достаточную скучность и уныние правдива. А надо признать, что на протяжении всего фильма, и актеры и режиссеры достаточно откровенны со зрителем. В фильме показана жизнь, и пусть все стороны не идеальны, но и не всем любить экспрессионистов. Кто-то любит пенять в сторону фразы «Каждому свое», но вот в фильме из «своего» только измена и то, только по форме проявления, а все остальное — до боли знакомо. Даже мимолетное помутнение разума. Стоит ли за это казнить авторов? Ну, разве что только из-за недодачи экспрессии в сценах и сюжетной линии, а не в игре актеров. Такую подачу, конечно, можно принять и за наплевательское отношение к зрителю, но никак не наплевательское отношением к кино. О «44 дюймах» сложно говорить как о фильме, но нужно говорить о сущности того, что вывернуто наизнанку. Сможете увидеть «свое» сквозь призму специфического юмора — честь и хвала, а не сможете — тоже не останетесь равнодушными.

Оставить комментарий

|