«Основной инстинкт 2. Жажда риска»

Режиссер: Майкл Кейтон-Джонс

Год: 2006

В ролях: Шарон Стоун, Дэвид Морриси, Шарлотта Рэмплинг, Дэвид Тьюлис, Хью Денси, Стэн Коллимур, Нил Маскелл, Ян Чаппел, Теренс Харви, Эллен Томас.

О фильме: Оказавшись причастной к смерти известного футболиста, писательница Кэтрин Трэмелл проходит обследование у судебного психиатра Майкла Гласса. Между ними начинается интеллектуальная дуэль, в ходе которой гибнут близкие Глассу люди. Майкл принимает вызов Кэтрин, отдаваясь собственным инстинктам.

Мнение: У существования каждого фильма есть такой момент, как потенциальная смена режиссера, в случае желания снимать продолжение. Причем продолжение может быть и, совсем неожиданным, и появиться даже тогда, когда этого никто не ждет. И мало того, что за редким случаем фильм продолжается или берет новый виток в развитии. Перед новым режиссером стоит сверхзадача. Ведь есть уже определенная аудитория, которой нравился продукт изначально, и не угодив этой части едва ли можно отбить кассу на затраты. Идеальным примером продолжения начатого на сегодняшний день можно назвать франшизу «Пила» от «Lionsgate» и «Twisted pictures». И пусть все в целом не прошло без каких-то ошибок, конечный продукт доказал свое право на жизнь. Но где «Пила», а где «Основной инстинкт». И одно дело — продолжать начатое, и совсем другое — дать новую жизнь тому, с чем, казалось бы, покончено.

В кадре: Кэтрин, в исполнении Шерон Стоун и психиатр Майкл, в исполнении Дэвида Морриси

Однако, фильм режиссера Кейтона-Джонса не так прост, на первый взгляд, как может показаться, ибо одно дело снимать реальное продолжение истории и совсем другое принести в свою картину лишь то, о чем говорят другие люди, вспоминая первую часть, режиссера Пола Верховена.  А говорят в первую очередь о героях, а точнее о героине. Безусловно, актриса Шерон Стоун и есть то, что уже принято называть основным инстинктом, и ни о каком продолжении не могло бы идти речи, откажись актриса от участия в новом детище. Стоун создала не только образ. Ее героиня — это в первую очередь характер, а не манера поведения, которую теоретически можно копировать. И то что происходит во второй части, так называемом продолжении, лишь шлифовка уже отработанного. Теперь драгоценный камень (Стоун), обладает идеальными гранями для того, чтобы стать и проводником и катализатором в той реакции, которую затеял режиссер второй части.

В сущности, можно сказать, что новый режиссер не сделал ничего нового, а лишь попробовал поиграть во что-то новое с уже известными инструментами, однако присмотревшись ближе, все, что есть в новом фильме, едва ли похоже на предшественника. Разница же между работами Верховена (фильм 1992 года) и работой Кейтона-Джонса (2006 год) еще и в манере разговора со зрителем. И то, что есть в первой части, конечно, сложно найти во второй, однако именно таким же фокусом может похвастаться и работа-продолжение. Работа 2006 года, в отличие от предшественника на центральный план выносит не отношения и ситуацию, а самих персонажей, раскрывающих не только героиню Стоун, но и нового персонажа, судебного психиатра, на обследование к которому попадает Кэтрин. И новая изюминка сокрыта скорее в том, что роль их персонажей стала много прозрачнее, чем это можно было видеть в фильме 1992 года.

Сюжетная же линия нового фильма, рассказывающего как бы продолжение жизни героини, пересекается с прошлыми освещенными моментами лишь точечно, особо не заставляя вспоминать то, с чего все началось. А вот плюс это, или минус — стоит разобраться, ибо такой ход удачен для привлечения новых поклонников как к истории, так и персонажам, но едва ли удовлетворит тех, кто ждал яркого и насыщенного  продолжения истории, в которой было поставлено многоточие. Нужно ли было продолжать начатое — сложный вопрос, однако  тогда, режиссер Кейтон-Джонс, был бы подвергнут более изощренным пыткам критиков, попав еще вдобавок под перекрестный огонь с поклонниками наделавшего когда-то шума фильма. С другой стороны, фильму, как видно, и без того не удалось избежать критики, а свежую кровь (режиссера) так же подвергают анализу.

Но разность подходов двух режиссеров к чему-то одному и такому знакомому, приобретает законченный вид лишь в финале, под самый занавес. Только дойдя до самого конца, можно понять, что все-таки воздействие велось хоть и по знакомым правилам, однако призвано было затронуть другие нотки в зрительской душе. Тогда, в 1992 году, зрителя заставили додумывать многие вещи до конца, оставив для полета мысли такой масштаб, от размера которого можно сойти с ума. А вот уже в 2006 году в качестве основного блюда подали законченную историю, но лишь ту, которую начали при создании фильма. Те же герои, тот же секс, начиная от взглядов и заканчивая телодвижениями, но место для фантазии сведено к минимуму. В таком случае остается, разве что, ответить самому себе на вопрос, на сколько вы любите смысловые загадки и во что Вы сами хотите поверить. В сущности, подобные вопросы задавались и в первой части фильма, но лишь у Кейтона-Джонса все свелось до масштаба линейного «да/нет».

В кадре: Майкл и Кэтрин на более близкой дистанции

В кадре: Майкл и Кэтрин на более близкой дистанции

Правилен ли такой подход был, при создании фильма, решать конечно же зрителю и подходя к просмотру «Основного инстинкта» надо четко представлять то, что Вы хотите получить. В случае же отсутствия представления о первоначальной картине Вы получите наивысшее удовольствие, которые подарят герои фильма посредством диалоговых дуэлей и того сексуального напряжения, которое нарастает, не смотря на реальную физическую «разрядку». Если же брать в расчет то, что Вы знакомы с фильмом Верховена, то приготовьтесь получать ответы лишь на те загадки, которые задаст сам режиссер нового фильма, ну а уж стоят ли они вашего внимания — решайте сами. Показав же прежнему зрителю их старую знакомую, непринужденно получается провести прямую дальше, в бесконечность, где возможно, когда-то забрезжит очередная точка в эпопее, состоящей из несвязанных между собой новелл.

Возвращаясь же к первоначальной теме, затронутой в этой публикации, выходит что новый режиссер, поместив новую историю в Лондон, взял еще от туманного Альбиона некую галантность, с которой поступил по отношению к первоисточнику, ничем не исказив уже случившееся и не перетянув одеяло интереса только на себя, дав волю для размышлений и тем, кто ждал его фильма как продолжения и тем, кто встретился с «Основным инстинктом» впервые.

Оставить комментарий

|