«Фильм-катастрOFFа»

«Фильм должен начинаться с землетрясения, а потом напряжение должно нарастать.»

Альфред Хичкок

Всем привет, и доброго времени суток. Собственно, начал с цитаты Альфреда Хичкока только для того, что это пожалуй будет единственная хвалебная ода в адрес фильмов-катастроф. Но для начала опять обратимся к Википедии — свободной энциклопедии.

Фильм-катастрофа (англ. disaster film) — фильм, герои которого попали в катастрофу и пытаются спастись. Специфическая разновидность триллера и драмы. Речь может идти как о природном бедствии (смерч, землетрясение, извержение вулкана и т. п.), так и о техногенной катастрофе (крушение самолёта, например).

Фильм-катастрофа пришёл на смену пеплуму и нео-вестерну в качестве самого кассового жанра голливудского кино в начале 1970-х годов, после выхода на экраны таких чемпионов кассовых сборов, как «Аэропорт» (1970) и «Приключение «Посейдона» (1972). Далее эту формулу разрабатывали «Землетрясение» (1974), «Гинденбург» (1975) и некоторые другие ленты. Во второй половине 1970-х популярность жанра заметно пошла на убыль. Первый советский фильм-катастрофа — «Экипаж» — вышел на экраны в 1979 году.

В 1990-е годы в связи с бурным развитием компьютерных спецэффектов фильмы-катастрофы — «Скорость», «Армагеддон», «Столкновение с бездной» — вновь выбились в чемпионы американского проката, а исторический фильм-катастрофа «Титаник» (1997) вообще стал самым кассовым фильмом в истории. После триумфа «Титаник» жанр вступил в новую полосу кризиса, а в 2008 году была выпущена пародия на фильмы-катастрофы — «Нереальный блокбастер».

В современных представителях жанра — «Послезавтра» (2004), «Явление» (2008), «Знамение» (2009), «2012» (2009), — надвигающаяся катастрофа, как правило, носит не локальный, а вселенский характер. В качестве причин катастрофы называются доведенные до апокалипсического масштаба глобальное потепление, солнечная вспышка и подобные явления, возможное негативное влияние которых на человечество регулярно обсуждается в популярных средствах массовой информации.

Кадр из фильма «Послезавтра», режиссера Роланда Эммериха

Откуда берется желание смотреть такие фильмы — не мое дело, ибо в чужой монастырь со своим уставом не лезут. Но я сторонник того, что любой продукт, на выходе, должен подтягивать к себе зрителя. А как подтягивать? Ну, конечно же, интеллектуально. Но это требование нельзя выставить фильмам-катастрофам. А почему? Пробуя разобрать природу человеческого удовольствия, натыкаешься на термин развлечение. А что есть катастрофа? Развлечение? Ну да, именно. И оно, скорее всего, заключается не в том, что зрителю доставляет удовольствие созерцать несчастья и страдания других (хотя к этому еще вернемся). Скорее всего, вся химия удовольствия заключается в подсознательном осознании того, что «мне-то сейчас хорошо, и это — главное». И вот когда очередной зритель, сидя в удобном кресле (диване, стуле и т.д.), держа в руках свой любимый напиток (сок, пиво, чай и т.д.) становится свидетелем как очередная(!) статуя свободы лишается своей короны, как новые километры дорог разрывает изнутри, держу пари, что его больше ничто не заботит. Ну, вряд ли можно заниматься созерцанием чужих бед, имея собственные проблемы, нерешенные. И какой там финансовый кризис? К черту все. Мы счастливы здесь и сейчас.

Вот только не выполняются условия моей формулы. Нет чего-то такого, что пообещает хотя бы малейшую работу мозга. Я понимаю, что можно возразить, что, мол, не так много фильмов, где можно проводить анализ и так(!) подключать свои мозги, что просмотр фильма можно потом приравнять к решению логических задач. Суть немного в другом. Выводы, которые можно сделать из развода семейной пары, самоубийства главного героя, убийства друга, для человека на деле намного ценнее, нежели причины глобального разлома земной коры или причин глобального похолодания. Но и это не последняя инстанция, по которой можно проявлять нападки в сторону фильмов-катастроф. Например, есть еще такой аргумент, как красота. Реальная и фальшивая.

Фото со съемочной площадки фильма «Форсаж», режиссера Роба Коэна. И давайте только по-честному. Разве это не красиво?

Например, я знаю многих людей, которых возбуждает рев моторов, который издают стальные кони стритрейсеров. И наверняка найдутся люди, которых восхищает зрелище настоящего урагана, сметающего все на своем пути. Но если первая красота является производной от человека и всем понятно, что ее реально можно добиться, путем вложения некоторой суммы денег и определенных усилий, то природа второй красоты не достижима усилиями среднестатистического человека. Эта красота уже не окажет должного эффекта на центр удовольствий в мозгу этого человека. При условии, что он является реальным свидетелем какого-нибудь землетрясения.

И вот под конец я готов выдать самый сильный аргумент, по которому фильм-катастрофа проигрывает даже фантастике. Не смотря на полную фантазию в фильме, как в первом, так и во втором случае, все-таки род вторых картин обладает правилами игры. Там есть сложный алгоритм. И не смотря на то, что мы с вами не в силах изменить сущность алгоритма, он привлекателен, в первую очередь, своей сложностью. Мы каждую минуту можем предугадывать дальнейший ход событий, но чаще всего сюжет настолько увлекателен, что ты просто живешь новой историей. А что нам может предложить фильм-катастрофа? Даже если на какой-нибудь штат или континент обрушивается шторм, то мы приблизительно можем представить, как будут разрушаться декорации. Едва ли стоит ожидать пожара.

И вот, пожалуй, сделано все, чтобы отразить мое мнение по поводу фильмов-катастроф. Не хватало разве вас, в какой-нибудь аудитории, и меня с указкой напротив меловых рисунков на доске. Но поймите меня правильно. Это вовсе не для того, чтобы перевернуть ваше мировоззрение. И я не собираюсь гнобить армию поклонников фильмов-катастроф. Ведь наверняка у нас может найтись много общего в пристрастиях к другим жанрам и фильмам, ну или актерам. А все эти умозаключения призваны культурно объяснить вам, рецензий на какие фильмы здесь невозможно будет увидеть…

Оставить комментарий

|